«Детройт вырастил и закалил меня»

21 апреля 2021

Эксклюзивное интервью c форвардом ЦСКА Уиллом Клайберном

Карьера Уилла Клайберна — словно иллюстрация для эпитета self-made man (человек, сделавший себя сам). Форвард вырос в одном из самых неблагополучных регионов Америки, не попал на драфт НБА, начинал профессиональную карьеру в заштатном немецком клубе — и все же достиг успеха. Сейчас Клайберн — лидер ЦСКА и один из самых ярких игроков европейского баскетбола. В интервью VTBRussia.ru армеец рассказал о том, как пробивался наверх, соревновался с младшим братом и где ищет мотивацию для новых побед.

— В предыдущих сезонах у ЦСКА практически не было проблем в Единой Лиге ВТБ, команда редко проигрывала в регулярном чемпионате. Считаете ли вы, что лига стала намного сильнее с тех пор, как вы сюда пришли?

— Не сказал бы, что лига как-то кардинально поменялась. Лига ВТБ всегда была в числе лучших европейских турниров. Да, в этом сезоне у нас было несколько поражений от не самых сильных команд. Но если вы следите за нами, то знаете, с каким количеством травм мы столкнулись. Нельзя забывать и о том, что в регулярном чемпионате Евролиги мы заняли второе место — с учетом всех обстоятельств, иногда нам просто не хватало сил, чтобы равномерно выступать в обоих турнирах.

— В этом сезоне вам удалось исполнить мечту, которая наверняка есть у каждого спортсмена: в игре против «Цмоки-Минск» вы вышли на площадку против Криса Клайберна, своего младшего брата. Как вы чувствовали себя в тот день?

— Было круто! Такой шанс выпадает не каждый день. Поэтому я был безумно рад, когда это случилось. Кто знает, получится ли у нас сыграть друг против друга в следующем сезоне. Про этот матч мы с братом будем рассказывать нашим детям и внукам. 

— Просили ли вы ваших товарищей по команде или тренера, чтобы вас поставили защищаться против Криса?

— Нет, нет (смеется). Все было предельно серьезно. Мы хотели победить, а для этого нужно было придерживаться плана на игру. 

02_Детройт вырастил и закалил меня
Уилл Клайберн в матче Единой Лиги ВТБ между ЦСКА и БК «Химки», 2019 год © РИА Новости

— Билли Бэрон, игрок питерского «Зенита», в интервью Кайлу Хайнсу рассказывал, что они с братом каждый день играли на заднем дворе их дома — и что те игры чуть ли не доходили до драк. Было ли у вас что-то похожее с младшим братом?

— Чтобы прямо до драк — никогда. Все-таки я старше Криса на шесть лет — это большая разница. Даже если бы он выложился на полную, он бы не смог меня обыграть (смеется).

— Когда вы оба были младше, учили его каким-то приемам и движениям?

— Этим занимался наш отец, у меня элементарно не было на это времени. Я работал с командой, пока отец посвящал свое время тренировкам Криса. 

— Ваш родной Детройт принято считать не самым привлекательным городом для жизни. Он часто лидирует в списках самых опасных городов США. Каким было ваше детство там?

— У каждого города есть свои плюсы и минусы. Наша семья проделала большую работу, сопротивляясь подобным стереотипам и системе в целом: мы не влипали ни в какие истории. В то же время Детройт — это город, который меня вырастил и сделал тем, кем я являюсь сейчас. Можно сказать, что он закалил меня. Не только в жизни, но и на площадке. Если вы не будете делать все как надо — город может поглотить вас. Он просто окажется сильнее и однажды возьмет верх над вами. Мы с моим братом всегда старались идти по правильному пути. У каждого из нас было и будет много испытаний в жизни. Но главное — это то, как мы с ними справимся, какими людьми останемся после всего пережитого.

— Занимались ли вы другими видами спорта в детстве?

— Да, я занимался бейсболом. Был питчером и игроком первой базы. Отец часто говорит, что бейсболист из меня получился бы гораздо лучше, чем баскетболист… Кто знает, как бы моя карьера обернулась, если бы я не бросил бейсбол. Но я не любил его так, как люблю баскетбол. Когда я пошел в среднюю школу, просто перестал заниматься бейсболом — и полностью сконцентрировался на баскетболе.  

03_Детройт вырастил и закалил меня
© РИА Новости

— В средней школе вы играли против Дрэймонда Грина. Можно ли было уже тогда сказать, что он станет звездой НБА?

— Нет, я не думал, что он станет таким игроком. Нам было по 16—17 лет... Конечно, Дрэймонд был очень талантливым — он был выше и сильнее других ребят. Было видно, что он может стать профессионалом. Но то, что он трижды станет чемпионом НБА, участником Матча всех звезд, лучшим оборонительным игроком лиги, — разве кто-то мог об этом подумать тогда? Я очень рад за него! Дрэймонд и я — единственные парни 1990 года рождения из Мичигана, которые сейчас профессионально играют в баскетбол.

— У вас была довольно насыщенная студенческая карьера: вы сменили два колледжа, прежде чем оказаться в «Айове Стейт», — и даже пропустили год из-за правил NCAA. Что это за правило, кстати?

— Если ты повторно переходишь из одного колледжа в другой — в зависимости от ситуации — тебе приходится пропустить один год. Ты можешь тренироваться, посещать лекции и занятия в колледже, но не имеешь права принимать участие в официальных матчах команды. Когда я перешел в Университет Юты, мне не пришлось пропускать год. Но, когда из Юты я перешел в «Айову», был вынужден это сделать. 

— В «Айове» вашим тренером в течение двух лет был Фред Хойберг, который спустя некоторое время стал тренером «Чикаго Буллз». Как бы вы описали ваш опыт игры под его управлением? 

— Это было интересно и весело. Фред — не просто тренер, а тренер-игрок. Он знал, как извлечь максимум из каждого из нас. И умел вдохнуть уверенность. Это то, что я всегда буду вспоминать о нем. Он верил во всех игроков команды — и делал все для того, чтобы мы верили в себя сами. Свободу, которую он нам давал на площадке, комбинации, которые он нам показывал… Такие «баскетбольные умы» встречаются нечасто. Он невероятный не только как тренер, но и как человек. Его семья, его дети — все они прекрасные люди. Я бы сказал, что он один из моих любимых тренеров, из тех, с кем мне довелось поработать. 

— После колледжа вы поехали в Германию. Решение покинуть США было сиюминутным или прежде пришлось основательно подумать?

— Не было ничего такого, что требовало долгих размышлений. Я знал об интересе со стороны «Ратиофарма» еще до драфта. Но… меня не задрафтовали — я не смог пробиться в НБА через «Летнюю лигу» и понимал, что могу поехать играть в Германию. 

Что чувствовал, когда меня не выбрали на драфте? Я не расстроился, потому что был уверен, что смогу зарабатывать деньги баскетболом — что мне не придется оставаться в Штатах и идти устраиваться на работу. Что я смогу помогать своей семье, занимаясь тем, что люблю.

04_Детройт вырастил и закалил меня
Уилл Клайберн в матче Лиги ВТБ против питерского «Зенита», 2021 год © Пресс-служба Единой лиги ВТБ

— Все американские игроки говорят о том, что им потребовалось время, чтобы адаптироваться к европейскому стилю баскетбола. Сколько времени на это понадобилось вам?

— Не буду лгать: сначала было трудно. Нужно было привыкнуть к новой роли — и к тому, что у меня больше нет той свободы действий на площадке, которая была в США. Потребовалось где-то полсезона на то, чтобы понять, что от меня хочет тренер, как я должен «зарабатывать» свои минуты, что от меня требуется на площадке… Я приехал в Германию в сентябре, и где-то в январе-феврале мне стало ощутимо легче. 

— Что было самым сложным при переходе?

— Сложно что-то одно выделить, обозначить какое-то конкретное событие. Я был молодым парнем, который только приехал в Европу. В нашей команде тогда был ряд взрослых ребят, у которых уже было много сезонов за плечами. Они знали, что надо делать. Не хочу сказать, что они были сильнее меня, но... Просто, когда я играл в колледже, моей главной задачей было забивать мяч в корзину — когда я переехал в Европу, был вынужден зарабатывать игровое время чем-то другим. Постепенно я стал лучше играть в защите, прибавил в игре на подборе, научился ценить каждое владение мячом. 

— Из Германии вы на один сезон переехали в Израиль. Ваш младший брат в интервью одному израильскому сайту сказал, что время в «Холоне» было особенным для вас — одним из самых интересных в вашей карьере. Как бы вы сами описали тот сезон?

— Да, там было очень круто. И не только потому, что у меня было много свободы на площадке, но и из-за факторов, не связанных с баскетболом. Хорошая погода, море. Такие вещи часто влияют и на игру, и на общее ощущение от жизни. Хоть я родом из Мичигана, где бывает весьма холодно, мне больше нравится тепло. 

«Холону» нужен был игрок, который мог бы набирать по 20 очков за матч — и мне это удавалось! Из четырех стран, в которых мне выпала возможность жить и играть, Израиль понравился больше всего. 

05_Детройт вырастил и закалил меня
Никита Курбанов и Уилл Клайберн, последние секунды «Финала четырёх» Евролиги 2019 года © РИА Новости

— После Израиля вы переехали в Турцию — играть за «Дарушафаку», и это был ваш первый сезон в Евролиге. Как проходил период акклиматизации к сильнейшей лиге Европы? 

— Думаю, сначала надо рассказать о том, как я оказался в «Дарушафаке». Я ведь не был первой опцией для этой команды. Перед началом сезона туда должен был приехать Миндаугас Кузминскас. К моему счастью, он уехал в «Нью-Йорк Никс», и они позвонили мне. Когда я приехал, Дэвид Блатт, который тогда тренировал «Дарушафаку», сказал мне, чтобы я не считал себя парнем, который приехал «кого-то подменять», а относился к себе как к важной части механизма этой команды. 

Сначала я не особо в это поверил. В том сезоне у нас были как удачные, так и неудачные отрезки. Помню, в своей первой игре в Евролиге я сыграл хорошо. Потом был отрезок из пары матчей, где я выступил не очень. Так неровно и прошел весь мой первый сезон в Евролиге. К его концу я стал одним из ключевых игроков команды — и я благодарен Блатту за этот опыт. Спустя всего сезон я получил шанс заиграть в одной из лучших европейских команд.

— Как прошел ваш переход в команду такого уровня, как ЦСКА? Каковы были ожидания?

— ЦСКА нельзя сравнить ни с одной другой командой, в которой я когда-либо играл. Здесь абсолютно все организовано на высочайшем уровне. Тренерский штаб, доктора, работники нашего офиса — все пытаются облегчить игрокам жизнь: чтобы мы концентрировались только на баскетболе, могли посвятить ему максимум своего времени. Понятно, что для ЦСКА второе место — не вариант. Либо победа — либо ничего. Конечно, общий уровень игроков здесь выше, чем в предыдущих моих командах, и я многому здесь уже смог научиться. В то же время я был уверен в себе перед переездом, был готов сразу побеждать вместе с командой. 

— Кто ваш лучший друг в команде?

— Очень сложно выбрать кого-то одного. Я играл за ЦСКА с большим количеством парней. Скажу так: вся команда, с которой мы выиграли Евролигу в сезоне 2018/2019. Это был лучший коллектив, в котором мне довелось играть. 

06_Детройт вырастил и закалил меня
Уилл Клайберн (в центре) с призом самому ценному игроку «Финала четырёх» Евролиги, 2019 год © РИА Новости

— В том «Финале четырех» вы из-за травмы играли на уколах…

— Да, это правда. У меня была трещина голеностопа. Он побаливал и раньше — иногда сильнее, иногда слабее. И только перед «Финалом четырех» мы сделали снимок — трещина подтвердилась. Тогда я подумал: «Если уж дошел до финала с этой травмой, я не пропущу и сам финал». У меня не было даже и мысли, чтобы не сыграть в нем. Если вы посмотрите этот матч, то заметите, что я едва передвигался по площадке, настолько болела нога.

— При этом вы стали самым ценным игроком того «Финала четырех». Как вы остаетесь столь мотивированным после такого успеха?

— Я хочу ощутить эти эмоции снова. Победа в Евролиге — одно из самых ярких событий моей жизни. Не хочу думать, что оно случится со мной лишь однажды. Это и является моей мотивацией. Эти эмоции не передать словами — и я хочу, чтобы мои товарищи по команде тоже пережили их. 

— В этом сезоне «Финал четырех» Евролиги пройдет без болельщиков. Будут ли эмоции от победы столь яркими, учитывая этот факт?

— Думаю, что да. Конечно, было бы здорово, если бы наши семьи и болельщики были рядом с нами на арене, но… это не должно сказаться на эмоциях от победы в Евролиге. Главное, что рядом со мной будут одиннадцать парней и наш тренер, с которыми мы идем на каждый матч как на войну.

Для справки

ВТБ активно способствует развитию баскетбола в России в рамках глобальной программы «Спортивная страна». В 2008 году банком совместно с Российской федерацией баскетбола была создана Единая Лига ВТБ. Московский ЦСКА — 10-кратный победитель Лиги ВТБ — за эти годы дважды (2016, 2019) стал триумфатором Евролиги, главного клубного баскетбольного турнира Европы.


 


Поделитесь с друзьями:
Facebook Вконтакте Твиттер Одноклассники LiveJournal МойМир Google Plus Эл. почта
Подписаться на новости раздела «Спорт»
Материалы по теме

18 февраля 2021

<p>Зоран Лукич — о баскетбольных традициях, жизни в России и тренерском ремесле </p>
«Баскетбол и небо — две мои главные страсти»

Зоран Лукич — о баскетбольных традициях, жизни в России и тренерском ремесле 

11 декабря 2020

<p>Дэрран Хиллиард — о детстве, профессиональном выборе, победах над Леброном Джеймсом и адаптации к Москве</p>
«Если город впечатляет, когда лежит в снегу, значит, это красивый город»

Дэрран Хиллиард — о детстве, профессиональном выборе, победах над Леброном Джеймсом и адаптации к Москве

2 декабря 2020

<p>Думаете, что хорошо разбираетесь в «лучшей игре с мячом»? Проверим?</p>
Тест на знание европейского баскетбола и рок-н-ролла

Думаете, что хорошо разбираетесь в «лучшей игре с мячом»? Проверим?

Новости