Мазня. ART. Благотворительность

5 декабря 2018

Интервью с художником Дмитрием Бухровым, волонтером фонда «Подсолнух»

Наш разговор с художником и тату-мастером Дмитрием Бухровым начался неожиданно — с вопроса Дмитрия:

— Я волонтер?

— Конечно, вы же жертвуете заработанные средства от продажи ваших картин на помощь детям.

— Думал, волонтеры — это люди, которые делают что-то непосредственно для детей, тратят свое время, участвуют в жизни ребят. А я просто выставляю картины, люди платят за них деньги, и средства идут на помощь.

Дмитрий Бухров узнал, что он волонтер, сидя на собственной кухне с трубкой в руке. Большую часть интервью он заботливо чистил ее и медленно забивал табак. И только ближе к концу разговора, наконец, закурил. 

Уже несколько лет художник поддерживает фонд «Подсолнух» — благотворительную организацию, которая помогает детям с первичным иммунодефицитом и аутоиммунными заболеваниями. То есть ребятам, для которых практически любое взаимодействие с миром без своевременного и последовательного лечения представляет угрозу: нет иммунитета — нет защиты от инфекций. Дмитрий Бухров регулярно выставляет часть своих работ в пользу фонда. В пятницу, 7 декабря, в кафе-клубе «Свой круг» откроется выставка его работ #мазняарт. Несколько картин, которые будут продаваться, призваны помочь ребятам с иммунодефицитом.

Мазня. ART. Благотворительность
«Делай, что должен», 2016 год

— Скольким детям вы помогли?

— Не считал. Но всего у нас прошло порядка пяти таких акций, на которых мы помогали сразу нескольким детям.

— Как проходят ваши мероприятия?

— Как правило, на открытии выставки мы устраиваем аукцион моих работ. Сразу объявляем, средства от продажи каких картин пойдут на лечение детей, показываем фотографии этих детей, их истории болезни. Стоимость картины обычно примерно равна сумме, которая нужна ребенку. Иногда кроме картин продаем сувениры: магнитики, футболки с моими рисунками, что-то такое небольшое. Деньги от их продажи также передаю в фонд.

— Почему именно «Подсолнух»?

— Мы близко дружим с Варей Авдюшко — одним из создателей фонда. Я знаю, что она замечательный человек. Мы с женой видим, как Варя и ее коллеги горят желанием помочь своим подопечным. Поэтому я хочу помочь конкретным детям в рамках нашей дружбы, в рамках нашего взаимопонимания. Мы с женой не профессиональные благотворители, а просто делаем от души то, что умеем. Может быть, мы делаем это плохо, может быть — хорошо. Но мы не хотим заполучить какие-то бонусы.

— Как выбираете, какому ребенку помочь? 

— Мы не выбираем, фонд предлагает. Мы списываемся с «Подсолнухом» заранее, говорим, что будет акция, и они уже выбирают. Вероятно, по степени срочности. Но я не знаю точно. 

— Получаете благодарность от родителей или самих детей?

— Иногда, бывает, приходит видео от родителей, которые благодарят. Но не могу сказать, что этот момент важен. Важен сам факт помощи. На «спасибо» — мое «пожалуйста». Мы делаем, что должны. Пусть дети будут здоровы.

Мазня. ART. Благотворительность
«Пожилые родители», 2016 год 

— Почему вы стали помогать? Это «привычка» или вами движет какая-то идея?

— Никогда не пытался анализировать, почему должен помогать. Просто ощущаю внутреннюю потребность — нужно так сделать. Почему так надо? Потому что.

В мире должно быть что-то хорошее. Хватит в мире плохого. Вот картинки у меня хорошие, некоторые смотрят на них — и плачут. А другие смотрят — и радуются. Все ведь хотим жить в мире, который лучше. Давайте вместе попытаемся его таким сделать.

Хотя… я вот сказал эти фразы, а на самом деле я об этом вообще не думаю. Делаю и делаю. 

— Некоторые люди помогают из хронического чувства вины перед всем и всеми, вы не из их числа? 

— У меня нет хронического чувства вины. Я считаю, что должен своей семье. Если семья будет жить хорошо, мои друзья, близкие будут жить хорошо, если есть кто-то еще, кому могу помочь, то помогу. Но не всем. Извините. 

— Когда вы рисуете, вы думаете о том, что эта работа может помочь больному ребенку?

— Нет. Когда я рисую, то… рисую свой внутренний космос и ни о чем не думаю. Да и вообще, это я всем вру, что я художник. Я не художник — я иллюстратор. Как в Библии: «В начале было Слово». Это слово через меня проходит, претерпевая изменения, и визуализируется совершенно неожиданным образом. Как? Понятия не имею! Знаете, как в советских автоматах с газировкой: сюда бросил три копейки — а там вода полилась из стакана. Что именно происходит между первым и вторым — вот совсем мне неинтересно. 

— Вы могли бы попросить друга, зная, например, что у него есть средства, заняться благотворительностью? Или агитировать делать добро неприятно?

— История не знает сослагательного наклонения. Я так никогда не делал. Друзьям, которые обладают средствами и могут купить какую-то мою работу, конечно, скажу: «Вот эти мои картины продаются для фонда». Но призывать кого-то стать волонтером? Нет… Это ведь такая штука… Каждый живет по-своему. Собственные правила подскажут человеку, какой путь ему выбрать. 

Мазня. ART. Благотворительность
«Руки замёрзли...», 2018 год

— Почему такое название у выставки, которая начнется 7 декабря, — #мазняарт?

— Да потому, что мазня — она и есть мазня. Не могу сказать, что я с художественной точки зрения серьезно отношусь к тому, что делаю, хотя у меня есть заслуги. Важно, что я хочу что-то сказать и что я могу это сказать таким образом. 

— А что вы хотите сказать?

— Каждый раз по-разному. 

— Вы обозначаете как-то жанр, в котором работаете?

— Понятия не имею, что делаю. Я неуч, у меня нет теоретической подготовки. Для каких целей мне может помочь знание того, что я делаю, в классификациях высокого искусства? Рисовать я от этого лучше не стану. Зная, что я реалист, я не стану рисовать лошадь, как Левитан. Я делаю что-то другое, и людям нравится. 

— То есть вы не учились на художника? 

— Нет, но с детства рисую, помню себя с четырех лет рисующим. 

— Не смотрят на вас снисходительно из-за этого коллеги-художники? Мол, ты не учился, а мы столько лет оттачивали свое мастерство. 

— А я тоже оттачивал. Даже больше. Они начали учиться в 17 лет, а я с четырех мастерство оттачивал. Какие-то вещи им объяснили, а я доходил сам. Они что-то усвоили за месяц, а я доходил до этого несколько лет. Но пришел к тому же. Я делаю свое. Я не хочу худо отзываться об институциях, они, конечно, тоже делают свое дело. Но есть люди, которые делают так, как их научили, и не могут выйти за эти рамки.

— Вы ожидаете умного зрителя? 

— Я пишу для себя. Если знакомые, их знакомые, знакомые знакомых приходят и им нравится, значит, я попал в резонанс с их внутренним космосом, может быть, детским, наивным. А если попал, то кто молодец? Я молодец. И мои зрители — молодцы, тонко чувствуют. 

Мазня. ART. Благотворительность
«Перестань думать», 2018 год

— У ваших картин очень «говорящие» названия. Вам важно говорить со зрителем подписями? Важно «объяснить себя»? 

— Я еще в 19 лет, помню, задумался: а люди — кто они вообще такие? Каждый из нас, людей, мерит все по своим меркам, и нам кажется, что все более-менее думают так же, как мы. И вот я тогда еще вдруг столкнулся с человеком, который думал абсолютно по-другому. С тех пор прошло много лет, и я ту ситуацию до сих пор вспоминаю и удивляюсь: как так? Оказывается, люди вообще думают по-другому. И я когда что-то делал, пытался направить внимание зрителя на то, что думаю я: подписи делал, на бейджиках писал пояснения. А в итоге понял, что все равно, как бы я ни старался, зритель видит свое, потому что у каждого из нас свой опыт потерь, свой бэкграунд, свой образовательный опыт, жизненный опыт, и он даст понять только то, что человек способен понять.

— А если авторитетный для вас человек скажет, например: «То, что ты рисуешь, — это пошло», для вас это будет ударом?

— Если это будет человек, мнение которого я уважаю, то для меня это будет поводом задуматься. Но я уверен, что мой бэкграунд не позволит, чтобы пришел какой-то человек и такое сказал. Понятие пошлости примерно понятно: разложено в мировой культуре, литературе.
 
Мне как-то один человек предъявлял, что я спекулирую на библейских образах, использую иконописную технику. Но я раньше писал иконы и действительно иногда использую иконописную технику, когда чувствую, что она мне подходит для выражения какой-то конкретной мысли. Мне нравится новгородская школа иконописи, я родом из Великого Новгорода, работал в реставрационной мастерской, лазал по храмам, через меня это каким-то образом тоже прошло. И я не хочу как-то спекулировать, я рисую для себя, не для зрителя. Я говорю не то, что от меня хотят услышать, а то, что я хочу сказать. А разговаривать я могу разными языками: могу сентенциями, а могу матом. В зависимости от конкретного случая.

Для справки

Фонд «Подсолнух» основан в 2006 году известным российским режиссером Тимуром Бекмамбетовым и художником по костюмам Варей Авдюшко. Команда фонда использует богатые возможности и ресурсы художественной и культурной среды для борьбы с первичным иммунодефицитом. По мнению основателей, творчество и искусство — не только инструмент сбора средств, но и лекарство от социальной и психологической изоляции маленького человека. В 2018 году банк ВТБ оказал благотворительную помощь фонду «Подсолнух». Если вы тоже хотите помочь его подопечным, то сделать это можно, например, здесь.
Или же можно выбрать кого-то конкретного и оказать адресную помощь, как делает это Дмитрий Бухров. В данный момент требуется помощь Дмитрию Чипееву (6 лет, Республика Башкортостан, Уфимский район, село Жуково). Диагноз: первичный иммунодефицит — RAS-ассоциированный лейкопролиферативный синдром.

Материалы по теме

13 ноября 2018

<p>
	 Тимур Бекмамбетов о благотворительности и не только
</p>
 «Простые лайки и репосты иногда спасают жизни»

Тимур Бекмамбетов о благотворительности и не только

7 августа 2018

<p>
	 Воспитатель Центра лечебной педагогики рассказывает о своем опыте помощи детям с проблемами социализации
</p>
 Алексей Мелия: «Лучше говорить не “аутизм”, а “непонятное явление”»

Воспитатель Центра лечебной педагогики рассказывает о своем опыте помощи детям с проблемами социализации

16 мая 2018

<p>
	 Монолог психолога «Дома с Маяком» Натальи Перевознюк
</p>
 «Моя задача — вернуть в семью жизнь»

Монолог психолога «Дома с Маяком» Натальи Перевознюк

Все новости